Разговоры на кухне: новая история города

Эти знаки на асфальте начали ее раздражать. Где бы она ни шла, повсюду то и дело можно было прочесть незамысловатые фразы типа «Он идет», «Он летит», «Он едет». Подобные надписи встречались не только на асфальте, но и на заборах и стенах различных зданий . Многие считали, что надписи, старательно написанные белой краской, просто чей-то рекламный ход. Разве нужно придавать этому значение? Но внутренний голос подсказывал ей, что речь идет о нем.

1334049734_2 (1)

С тех пор, как он уехал, прошло два года. За это время изменилось многое. Исчезла скамейка с их именами, снесли сквер, в котором они сидели по вечерам… На его месте появился новый торговый дом. Многие красивые места разрушаются именно таким банальным способом. Наконец-то достроили метро. Раньше они часто представляли, как вечерами будут ездить в холодных вагонах, рисуя сердечки на стёклах. Квартира на Арбате, которую они мечтали приобрести, была выкуплена и разрисованный дом остался в ее памяти обычным воспоминанием о несбывшихся мечтах. Больше нет апашки, которая выносила им большую горсть мармеладных конфет, когда они сидели  на набережной реки Весновка.  Бабушка была немкой, но предпочитала чтобы молодежь обращалась к ней по-казахски, называя ее теплым словом: «апа». Когда он уехал, она и с апашкой часто сидели  на этой самой набережной, ожидая его возвращения… Даже щенок Барни подрос и превратился в огромного сенбернара, похожего на героя фильма из детства. А он взял и уехал…

За эти два года в его жизни тоже многое поменялось. Карьера в Москве  по ступенькам взлетела вверх. Ценя его профессионализм ему предложили должность одного из ведущих директоров в компании, где он работал, для этого лишь нужно было перебраться в Америку. Начался новый этап — жизнь в Нью-Йорке. «Вот это я понимаю мегаполис, это вам не в Ате тусить, где все места уже знакомы и поднадоели», – говорил он по телефону друзьям. Те в ответ лишь подмечали, что он просто зазнался.

За эти два года он не позвонил ей ни разу, оправдывая себя тем что так будет лучше для них обоих. Тогда он еще не был готов к браку, к чувствам, что пришли внезапно, к ответственности… Поэтому лучшим решением стало уехать, без каких-либо объяснений, просто написав в смс, что он запутался и так наверняка будет ЛУЧШЕ! 

А потом… Нью-Йорк стал надоедать, гламурные девушки, наличие крутой тачки и обеды в дорогих ресторанах тоже. Хотелось маминого бешбармака, семейных посиделок, разговоров с друзьями во всех ЛЮБИМЫХ алматинских местах, и самое главное хотелось увидеть ее, послушать новые истории о любимых животных – слонах,  помочь открыть ей ветеринарную клинику о которой она мечтала.

Поэтому этой осенью он снова в Алматы. Город не узнать: машин стало еще больше, людей тоже,  метро достроили. Первым делом ему хотелось напомнить ей о себе. Поэтому он обратился в рекламное агентство, которое разработало концепцию надписей на асфальте. Словосочетания, говорящие о его действиях были написаны там где она ходила чаще всего. На Арбате, по улице Гоголя, около театра имени Лермонтова, даже в троллейбусах. Он знал, что она догадается, чьих рук это дело, а значит обязательно позвонит. Он и не сомневался, что она его по-прежнему любит и ждет.   Но прошла неделя, а звонка так и не было.  Значит ей пока тяжело простить его. Еще неделя…

В телефоне звучат протяжные гудки, она не берет трубку, наконец раздалось долгожданное: «Алло».

–      О, привет! Как делааа?

–      Привет, – прозвучало в ответ холодно и отчуждено. – Я хорошо. Сам как?

–      У меня все клево. Приехал в Ату на месяц. Может увидимся, пообщаться надо.

–      Не думаю, что это хорошая идея. (Молчание).

–      Мне нужно кое-что сказать тебе. Видела надписи на асфальте, их сделал я, мне было важно знать, что ты видишь их и знаешь, что я нахожусь в нашем любимом городе.

–      Я видела да. Интуитивно я догадывалась, что это ты. Но я не понимаю – зачем? Думаешь надписи: «Он идет», «он летит», «он едет» обрадовали меня? Они лишь напомнили о той боли, что я испытала, когда ты бросил меня и уехал…

–      Знаю, тогда я поступил глупо. Послушай, я  все  осознал и многое понял, поэтому и хочу поговорить нормально. Приходи на скамейку примирения, я видел ее на Гоголя-Абылай-хана, сегодня в семь я буду ждать тебя там. Я знаю и верю, что ты придешь.

Время на часах пол-восьмого. Он смотрит на часы, сидя на скамье примирения с большим букетом роз. Ее все еще нет. Неужели не придет?

Она сидела на заднем сидении машины, наблюдая за ним. Внешне он такой каким она знала его  раньше:   волосы немного взъерошены, на щеках легкая щетина, одет как обычно стильно и со вкусом.   И, как всегда, девушки идущие мимо, оглядываются при виде него – он умеет нравится. Она видела, что он часто  смотрит на часы, нервничает, но все равно продолжает ждать.

–      Поедем, – обратилась она к таксисту. – Извините, что задержала.

–      Куда теперь едем?

–      На  Фурманова – Аль-Фараби. Там есть  свадебный салон, нужно забрать платье.

–      Замуж выходишь красавица?

–      Уху. Свадьба уже через три дня, а я до сих пор с платьем вожусь. Зато оно красивое очень.

–      Ну, конечно, у такой красавицы  все должно быть самое лучшее…

Вечером молодая пара наблюдала за девушкой, которая что-то писала баллончиком на железном заборе, огораживающим строящийся объект. Выждав, когда она уйдет, они подошли к забору, на котором увидели надпись: «Он забыт». 

Автор рассказа:
Фото использовано из интернета.
+1 яблочко в корзинку (Всего яблочек: 2 )
Loading ... Loading ...

3 комментария

  1. kozyffka:

    Не возможно забыть человека, которого любил. И все говорит о том что не забыла, и промедление с платьем, и эти подглядывания… Можно простить, уйти, отпустить, начать заново, но не забыть.

  2. Жанна:

    Согласна с kozyffka. Он не был забыт. И скорее всего память еще не раз вернется к его образу. Другое дело, что эмоций уже не будет вызывать.

  3. jane:

    А это правдивая история? А то я тоже думала, что же означают эти надписи на асфальте???

Оставить свой комментарий